Если держать книгу долго открытой,на страницах скапливается пыль.Закрывайте за собой книги..А ещё двери,окна и чужие души.

URL
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
15:42 

мы сами создаём свои рамки
Заходим,располагаемся.Мы почти без всякого сожаления оставили свой предыдущий дневник,чтобы создать другое личное место.Да,это я,всё та же Ведьма,но от кое-кого отгородившаяся другим именем,которого он по идее не знает. Сентиментально-по-банальному назвавшаяся тенью луны.Кстати,наша троица у меня иногда ассоциируется с этим-Селена, Геката и Эндимион.Этот выматывающий Эндимион,чтоб ему!Что ж..у меня началось лето.Три дня назад.Пока я прочитала только одну книгу,вышила один зонтик и почти разобрала две песенки на гитаре.Скоро выпускной.Я этому даже почти рада. Потом я не обязана ни с кем поддерживать связь.Я вполне могу пропасть на десяток лет-даже от Братии.Наверно.На меня почему-то опять нахлынула волна ненависти.Но я сильнее.Слышишь,Стив,я сильнее!Я не буду больше поддаваться эмоциям.Я больше никого к себе не подпущу-ведь иначе я не смогу держать ВСЁ под контролем.
Вчера приснился интересный сон.Сначала я летала на метле-это ещё ничего,было такое не раз.Особенно мне нравится момент,когда я направляю метлу почти почти под прямым углом к земле и резко взмываю очень вверх.А потом мне вдруг жутко захотелось крови.Шла девочка,и я вдруг ярко представила,как я впиваюсь зубами в её шею,и тёплая кровь наполняет меня,как она течёт по подбородку,как обмякает тело-я сдержалась,тряхнув головой.И тут кто-то сказал в моей голове "Выпусти зверя".Я пристроилась на козырьке над подъездом и стала ещё кого-то поджидать,полная решимости напиться.Как раз в этот момент в реале проснулась Глашка и гавкнула на кого-то.Тот же голос сказал "Тебя заметили",и я проснулась.Что странно-у меня ещё минут пять сохранялось впечатление,что Глаша гавкала именно на меня-зверя.Потом,ещё сонная,я пошла её выгуливать,и ощутила какое-то похожее ощущение жажды,когда проходила мимо кучки парней за домом.Ы.
Начать наверное,надо было как-нибудь по-другому,но у меня это гнездо не ярко ассоциируется с новым.Как переехать из одной комнаты в другую.

10:34 

мы сами создаём свои рамки
Мне перестал нравиться цвет моих глаз.Нет,серьёзно,они как будто потускнели.Стали какими-то мутно-серыми.А раньше были как у папы.Правда,тот момент,когда они были как у папы,уже давным-давно прошёл,но это было здорово.У отца пронзительно-голубые глаза.За всю свою жизнь я видела такие только у детей до года.Такие глаза - у людей,чей разум всегда остро отточен,кого не постигнут ни маразм,ни склероз.И несмотря на то,что он ежедневно убивает себя этими глупыми компьютерными играми и вообще он мужчина-его душа не умрёт никогда.Потому что у него чистые и яркие глаза.
Недавно он мне рассказывал,как из трансформатора на 12 вольт сделать трансформатор на 9.Кажется,он рад тому,что нам есть о чём поговорить.Нет,правда,было забавно,когда он у мамы в автобусе спросил,куда я собираюсь поступать,просто чтобы поддержать разговор.Но самое забавное-когда он спросил на какой факультет,то поставил маму в тупик.Вообще с ним весело даже в стандартных ситуациях.Последний раз мы ржали утром:
"-Привет
-Привет
-Как твоя лапка?
-Уже лучше.Как твоя спина?
-Терпимо."
Этакой обмен любезностями в лазарете.
Кстати,он же недавно руку порезал.Причём очень даже.Он обрезал маме форму для торта,молоток или что-то там ещё выскочило у него из руки,и металлическая лента,которую он уже успел отрезать,полоснула его по руке.В итоге порезал три пальца,причём один из них остался держаться на тонкой полосочке кожи-ещё бы чуть-чуть,и совсем бы отрезало.Странно,но крови накапало не так уж и много.Что ещё более странно,после того происшествия,мне постоянно хочется пить.ы.
Сегодня-завтра должны быть результаты по математике.А потом по физике.Я боюсь.Если я не поступлю в Питер,я умру.От стыда,наверно.

12:52 

мы сами создаём свои рамки
Многие люди любят чувствовать себя богом.Или выглядеть им.Решать что-то,чему они не указ,судить кого-то..Играть в симов.. Я думаю,наиболее приближенный к реальности вариант-создавать что-нибудь.Нет,серьёзно,художники-музыканты-писатели,вы разве не ощущали себя хоть раз божеством?Это действительно приятно.Мы же созданы "по образу и подобию", как ни банально это звучит.Мы созданы творить.
У меня создаётся такое впечатление,что,когда я пишу,я создаю новый мир.У меня был даже такой период,когда я всерьёз заселяла свой мир жителями-я писала стихи о разных судьбах,характерах,у меня их целая коллекция.Коллекция судеб-красиво звучит,правда,Стив?Сколько не прикидывайся циником,я же вижу,ты любишь созданный тобой мир,ты заботишься о нём,беспокоишься о нём,хочешь его улучшить,хотя и делаешь это весьма странным способом.Я хочу творить,хочу улучшать,и.. меня пробирает дрожь,когда я иногда осматриваю свои владения.Знаешь,дрожь типа "прямо не верится".С музыкой то же.Я ещё не научилась создавать миры в музыке,но песни разных авторов теперь не воспринимаются как что-то одно.У каждого исполнителя свой мир.Я всё хожу по гостям,хожу,присматриваюсь.Наверно,я ищу идеи для своего собственного.Знаешь,так женщины ходят друг к другу в гости,чтобы приметить интересные идеи интерьера.А потом из тысячи образов слепляют свой- пусть с чертами чьего-то,но всё равно неповторимый.
Иногда когда я печатаю,я чувствую себя,как будто играю на ф-но.Забавно,правда?
Я хочу творить.Но иногда ощущаю себя бессильной."Почему мне так нравится то,что меня разрушает?"
То единственное воспоминание,единственная мысль,которая мне не подчиняется,не хочет уходить.Стив,он меня не отпускает.Наверно,всю свою жизнь я буду привязана к нему.
Мне грустно.Когда он обнаружил мой предыдущий дневник,мне стало страшно.А потом вдруг испытала облегчение.Ведь я не могу приближаться слишком близко к тому,кто знает меня всю,так ведь?Что странно-к тому моменту я уже смирилась со всем,чем только можно,но он парой слов разрушил мою уверенность в своих силах.Никогда я ещё не ощущала потребность быть рядом с ним,как в тот момент.Я наверно,псих
Прошла тест на раздвоение личности.64% вероятности.Забавно,Стив,разве мы страдаем раздвоением личности?Ты прости,всего каких-то пару недель назад эти 64% принадлежали полностью тебе.А теперь тебя меньше.
Я сильнее.Слышишь,Стив,я сильнее!Нет,не тебя,ты же знаешь.Я сильнее человеческого в себе.Я сильнее.

@музыка: Fleur "Зов маяка"

@настроение: отрицающее

@темы: "создание миров", "человеческое"

14:04 

мы сами создаём свои рамки
Вывесили результаты по математике.Что странно-я написала ровно на тот порог,который себе поставила.Но потом обнаружила,что слишком много человек написали лучше чем я-глупо,конечно,но меня это как бэ..расстроило.Нет,я вовсе не зануда,которая хочет быть лучшей.Хотя..
Пять дней лета прошло,а я до сих пор прочитала только 2 книги.Надо бы,наверно,урезать времяпрепровождение у компа.Вот только Зеллосу картинку довышиваю.
Дурацкое такое настроение,лениво-раздражённое.Надо бы его куда-нибудь сбросить.

15:48 

мы сами создаём свои рамки
Ну вот,узнала результат по физике.Физичка очень довольна-говорит,что С-часть была ну очень сложная в этом году.А мне как-то..Во-первых,обидно,что один мой одноклассник,который учится хорошо,но как человек дерьмо (хотя не мне судить,конечно) написал лучше меня.Но это вообще левое,мамино.Ещё обидней-напортачила в А-части,причём так,что из-за этого у меня десяток и слетел.Позор на мою непричёсанную голову.Не,в сумме вполне получается на некоторые факультеты в итмо+в этом году проходной балл будет ниже гораздо.
Мать сердится.Как будто мне легко!Может,мне как раз сейчас нужно,чтоб она меня ободрила,а не пилила.Но она наверно привыкла пилить,и перестраиваться ей будет сложно.Физичка считает,что я вполне могу поступить в Питер,а я сомневаюсь.Но всё-таки на свой страх и риск решила все пять заявлений оставить там,хотя была идея по поводу Петрозаводска или Апатитов.
Я сильнее,Стив.Сильнее этого гнетущего ощущения безысходности и собственной никчёмности,сильнее этой пустоты.Я не сдамся

12:47 

Отчёт о выпускном

мы сами создаём свои рамки
Кто-то сравнивает школу с одиннадцатью кругами ада. Кто-то говорит, что «Это всего лишь десять страшных лет, их надо просто пережить» (ладно, ладно, это так моя мама говорит). Кто-то говорит, что это самое лучшее время в жизни, кто-то – что умер на одиннадцать лет. Как бы то ни было, но у каждого – да-да, у всех без исключения – самый последний выпускной оставляет тёплые эмоции и мягкие воспоминания. Действительно, через десять лет никто уже не будет помнить, что платье её полнило или что бутерброды были невкусными. Все будут помнить, как сметали тарелки слишком широким подолом юбки или как почти весь вечер мальчишки таскали особо прекрасную часть класса на руках.
В общем, я тоже ждала этот день, как и положено. Вообще-то, я была безумно рада, что эта свистопляска наконец-то закончится, и этих людей в следующий раз я вместе увижу разве что на встрече выпускников. Настроения накануне у меня не было – были объявлены результаты по физике, и я написала хуже, чем собиралась. Поэтому вечером я отправила родителей в парк вместе с Глашей, а сама принялась яростно играть на ф-но. Потом съела мороженое, попутно уронив кусок на книгу, и пошла спать.
Утром я вскочила и побежала обратно к ф-но. Хотелось попросить политического убежища под крышкой. Потом проснулась мамо и решила позвонить в парикмахерскую. Обнаружила, что прийти надо на полчаса раньше, чем мы собирались, и оторвала меня от инструмента.
В парикмахерской я нос к носу столкнулась с девочкой из А-класса. Она уже была с мощно уложенными волосами и ждала другую тётю, чтоб ей наклеили ресницы. В углу сидела моя одноклассница с бигудями на башке. Мне одновременно стало и её жалко, и за себя страшно. Похермахерша накрутила мои патлы на позитивные зелёные бигуди и отправила сохнуть.
-Гы-гы..
-Заткнись!
-Гы-гы-гы..
-Пожалуйста..
Стив заткнулся и совершенно серьёзно заявил:
-По ходу мы попали.
-И вот такие к нам поступают почти каждый день, - вмешался другой голос в наш внутренний диалог. Мы прислушались. – Представляешь, недавно парень поссорился с девушкой и сиганул с третьего этажа. Привезли, я ему «Умничка ты моя, ты же живёшь в девятиэтажном доме! Неужели трудно было забраться повыше, чтоб уже наверняка?»А он хнычет и говорит, что мы злые..
Тут меня и загребли. Усадили обратно на стул и стали варганить на голове какое-то странное гнездо. Я и пискнуть не успела, как меня всю опрыскали лаком и утыкали шпильками. Ну мама.. отольются тебе мои мучения..
Дома я ещё осмотрела причёску и пришла к выводу, что я с таким же успехом могла просто не причесываться утром. В общем, настроение уже подпортилось. Мама носилась по квартире с последними приготовлениями, Глаша бегала и преданно заглядывала ей в глаза. Я натянула платье и потянулась за гвоздиками.
-Доченька, ну надень бабушкины золотые с рубином! – взмолилась мамо, - Тебе же в них так хорошо! Пойдём у папы спросим!
Она надела мне одну золотую, другую гвоздик и повела к папе. Папа посмотрел на меня внимательно, явно заметил, что я знаками показываю, за какую серёжку лучше отдать голос, и сказал:
-Прости, но лучше всё-таки с золотыми.
Потом мамо заявила, что имеет право, и я со вздохом надела вторую серёжку. Интересно, это точно мой выпускной? Глашка полезла ко мне с мячиком.
-Я не буду сейчас с тобой играть! – рявкнула я так, что Глаша с мамой подпрыгнули.
-Ну что ты, она же просто поддаётся общему настроению, - попыталась успокоить меня мама.
-В этом случае она бы носилась и лаяла, - я фыркнула и пошла натягивать туфли.
Туфли были весьма примечательны. Я признала их наиболее удобным каблучным вариантом ещё в сентябре, когда у меня получилось в них бегать. Это, правда, было в критической ситуации – но с того момента я их безропотно надевала на важные мероприятия. Мамо всунула мне в руки какую-то неприлично маленькую сумочку, сфоткала и выпустила из квартиры.
Первым делом в глаза бросилась Вампир в платье. Я аккуратно подняла челюсть и подошла к ней, на ходу соображая, что надо бы сделать комплимент. В итоге выдавила из себя что-то вроде «ну и зря ты так боялась, тебе очень идёт» и обратила свой намалёванный взор на бумажки, с которыми Дитё возилась.
-Это будут с аттестатами выдавать, - объяснила она. – Кстати, смотри, тебе справка пришла.
На бумажке размером с А8 значилось: «справка дана такой-то в том, что успешно прошёл собеседование и рекомендуется к зачислению в ГУАП на первый курс очной формы обучения..». Стив весело присвистнул. Стоп.. Это что же, меня берут? За ту далёкую странную олимпиаду, которую мы писали на каникулах? Я посмотрела на Вампира. Кто-то подошёл, и она радостно к тому обратилась:
-Ты прикинь, ей справка из гуапа пришла, то есть она уже практически зачислена! Здорово, правда?
Ага, поняла я, это она так типа поздравляет. Ой.. что-то не то с Вампиром. По идее она должна была сказать что-нибудь типа «ну это, разумеется, исключительно моя заслуга – я же столько в тебя вкладывала» или «конечно, им технари нужны, вот они и набирают кого ни попадя». Я с беспокойством на неё посмотрела. А, ну всё ясно. Ей ужасно неудобно в туфлях на каблуке. И вообще в таком праздничном виде не положено язвить. Наверно..
Через некоторое время все стали стекаться в зал. Мы с Вампиром тоже послушно стеклись, подписались в книжечке под чутким руководством кудахчущей завучихи и расселись. Начиналась самая торжественная и одновременно самая скучная часть. Поэтому долго описывать её не буду. Римму я слушала вполуха, но успела заметить, что она слишком много внимания уделила Падлову, рассказывая, как он совершенствовал программу для варганивания наших аттестатов. Успела заметить, что у матери одной девочки панталоны в полосочку очень явно просвечивают сквозь летнюю белую юбку и успела порадоваться, что в следующий раз я в этот зал приду не скоро и не обязательно.
Нам вручили аттестаты, грамоты-сертификаты-справки-медали и отпустили на все 23 стороны до семи часов вечера. Вампир и Настя пошли к Насте кушать тортик, а мы с Зеллосом пошли ко мне кушать пироженки. Если честно, я позвала Зеллоса ещё и за тем, чтобы посмотреть, как она будет визжать и подпрыгивать при виде Глаши в порыве спасти свои колготки.
У «Бригантины» стояла толпа и махала проезжавшим машинам. Потом заявили, что будут махать только хорошим машинам, но у нас есть фотка, как они махали жигулям. В зале было сумрачно, что было на руку. Не скажу на чью, а то потом у обладателя руки будут проблемыXDD. Мы сели за стол к А-классу, но только потому, что за другим столом не было 4 свободных места подряд. На столе было несколько бутылок с шампанским, я посчитала – одна бутылка на два человека.
-Ну что, понеслась? – весело спросил Стив, потирая руки и ощупывая взглядом бутылку.
-И не мечтай, - отрезала я, - Нам за Зеллосом следить, у неё склонность.
Стив как-то сразу сдулся. Я посмотрела на Зеллоса – так и есть. Она уже тянулась к бутылке. Я посмотрела на неё строго и заявила:
-Не больше бокала.
-Конечно, любимая! – Зеллос лучезарно улыбнулась.
Пока все собирались, рассаживались и пересаживались, я успела съесть половину салата на тарелке, и мне стало скучно. Зеллосу тоже стало скучно, и она с тоской смотрела на свой пустой бокал. Ну ладно..
-Знаешь, я тут недавно читала такую интересную книгу.. Про выпускной.. – Стив встрепенулся. – Так вот, там произошло возгорание и все выпускники сгорели.
-О господи! – испугалась Зеллос и ойкнула: Блин, шпильку уронила..
-Вот видишь! – обрадовалась я, - Видишь, там провода? Так вот, твоя шпилька обязательно проткнула обмотку и воткнулась в сам провод, выбила искру.. – я мечтательно возвела глаза к потолку, - Возгорание начнётся именно под твоим стулом..
-Ну не надо! – истерично взвизгнула Зеллос, подпрыгивая. Стив заржал.
-Ну ладно, не плачь, - я аккуратно погладила Зеллоса по фиолетовой части платья. – Я пошутила. Я ж тебя люблю.
-Я заметила, - плаксиво заявила она и потянулась к бутылке с обиженным видом.
Тамада проводила какие-то конкурсы, все ржали и кушали. Я лопала мандаринку и думала, как же не повезло парням – почти в каждом конкурсе они таскают на себе девчонок. Вот опять – кто соберёт себе гарем больше за пять минут. Подбежал запыхавшийся Салтановский.
-Девчонки, давайте в мой гарем!
-Не, Ром, мы пока вылезем отсюда.. – мы лениво потянулись. И правда, мы так хорошо залезли, что из-за стола надо было вылезать минуты две как минимум.
Стив посмотрел на меня умоляющим взглядом.
-Ну ладно, уговорил, - я налила себе пол бокала и собралась выпить, как подбежала мамо.
-Ты что, с ума сошла? Сколько ты уже выпила?
-Мам, это первый бокал, - возмутилась я.
-Как же, я же видела, как ты наливала.
-Я наливала Настям, - объяснила я. Мама примерно успокоилась и отошла, всё ещё внимательно присматриваясь ко мне.
-А я поняла, в чём фишка, - Вампир повернулась ко мне, - Мне не пришла справка не потому, что я плохо написала, а потому, что на эконом очень мало мест. Так что может я и лучше тебя написала, просто ты технарь.
Ну вот и славно. Она вернулась. Народ стал потихонечку выползать на улицу – было очень жарко. Подошла мамо.
-А вы чего это не танцуете?
Мы сморщились. Надо сказать, танцевать мы все четверо терпеть не можем. Во всяком случае на людях. Мы попытались объяснить это маме, но потом подошли Степашка с Панченко и стали нас пилить. Мы сделали вид, что выходим из-за стола, но в итоге улизнули на улицу.
Следующий примерно час взрослые нас ловили и пытались отправить на танцпол. В итоге мы разругались с мамой, и у меня разболелась голова. Я вышла проветриться на крылечко, где столкнулась с Салтановским – у него, кстати, был презабавный вид – он на стуле сидел задрав голову как в самолёте. А может скушал что-то не то.. Бедняга кому-то жаловался по телефону и заявлял, что лучше б он дома сидел. Надо бы ему сказать, что у взрослых есть коньяк. Из проезжавшей мимо машины высунулась рука и чей-то вопль. Я аккуратно помахала и повернулась к Салтановскому, который в свою очередь повернулся к вышедшим Хигу и Зеллосу. Зеллос была уже относительно довольна – она рассчиталась с Салтановским за свой давнишний долг (который заключался в четырёх поцелуях, не пойму, как её угораздило) и теперь могла насладиться ощущением Необязанности. Салтановский оценивающе осмотрел её с головы до ног (что заставило меня поежиться, всё-таки Зеллос – официально моя жена) и вдруг заявил:
-Некавайна ты всё-таки..
-Мда! Некавайна, - подхватил Хиг.
-Вот какой ты раньше была, - Салтановский мечтательно посмотрел на вывеску с надписью «Бригантина», - Так вообще. Натуральный кавай.
-Это ты её после джазовых концертов не видел, - обиделась я.
-А что там после концертов? – оживился Хиг.
-А вот вы вредные, поэтому не покажу, - да как они вообще смеют не верить в кавайность Зеллоса? – И вообще, раз она моя жена, она не может быть некавайной. Вот я кавайная?
-Продолжишь аниме смотреть, будешь ещё и сугойная, - пообещал Хиг.
И фыркнула и пошла в зал. У стола стояли Вампир, Настя, Катя и Степашка. С бокалами. Они ещё и без меня пить собрались! Я подошла с требовательным видом.
-О, давай с нами! – обрадовалась Степашка и стала открывать бутылку с водой. Вода? Я посмотрела на неё удивлённо. Они посмотрели на мои честно обескураженные глаза и заржали, а Катя сжалилась и побежала раздобыла мне с какого-то стола шампанское. Мы залпом опустошили бокалы и.. понеслось. Сначала крышу рвануло у Вампира – она потащила Бедную Настю танцевать, причём вальс. Обнаружилось, что Вампир очень даже неплохо вальсирует. Потом я схватила Зеллоса под белы рученьки и повела её терять шпильки. Потом отплясывала казачка под ободряющие вопли Степашки – она же там только что брейк-данс не танцевала. В общем, где-то через час мы были выжаты, туфли поменяны на балетки, всё спиртное выпито. Я уже не стала считать каждый глоток Зеллоса – шо мне, жалко что ли? Донесу свою любимую, никуда не денусь.
-Нет, всё-таки весело с ними, - обратилась я к Стиву, который осматривал тортик, - Даже немного жалко выпускаться.
-Да кого ты обманываешь? – громко заявил он, пытаясь перекричать шум, именуемый здесь музыкой, - Ты же их ненавидишь!
-Ну что ты, Стив, - я засмеялась как-то не очень естественно, - Я же это так говорила, просто.
-Ты можешь обманывать себя, - строго сообщил Стив, - Но меня ты не обманешь. Ты их ненавидишь. Ты ненавидишь свой класс за то, что они не приняли тебя до конца. Ты ненавидишь их за то, что они двуличны. Ты ненавидишь их за то, что они сделали тебя тенью, когда ты хотела быть личностью. За то, что они говорили о тебе младшим, когда тебя не было. За то, что им было всё равно. Даже тех, кого ты считаешь близкими тебе – ты их ненавидишь. Одна скучна, другая жестока. Обе слишком правильные. От обеих не скрыться. Обе выматывают, но не оставляют выбора. Обе создают иллюзию принадлежности, но ты-то знаешь, что это иллюзия. Ты знаешь, но не хочешь понять.
-Стив, зачем это сейчас? – действительно, зачем? Я могла бы это осознать и позже. Его лицо стало мягче.
-Просто я хочу, чтобы ты наконец-то стала честна до конца хотя бы сама с собой. Чтобы ты сегодня наконец-то перестала отрицать очевидные вещи. Ведь с этого и начинается настоящая жизнь.
Я вздохнула. Он ведь прав.
Я оглянулась на них. Ни с кем из них я ни разу не была собой. Только.. с Зеллосом. Только с Зеллосом, которая знает меня как облупленную, с которой я то сближалась, то расходилась большую часть своей жизни, которая со мной честна. Только с ней я – это я. Я улыбнулась и пошла танцевать, держась за Зеллоса.

В час ушли мамо и Лебедева. Я проводила Зеллоса – ей надо было утром в музыкалку и пошла обратно в Бригантину. Как всё-таки здорово, что летом у нас светло. На улице никого не было – только редкие машины проезжали, причём оттуда обязательно высовывался кто-нибудь поздравляющий. Что немного раздражало: вопрос «Ой, девушка, а что у вас за праздник?». Новый год, блин, празднует школа ленточками!
Погода выдалась в тот день просто удивительная. Я шла, немного подпрыгивая, и слушала, как шумела листва. Казалось, ещё немного – и я взлечу, как листочек. «Dancing bears, pointed wings, things I almost remember..» Почему-то эта песня стало частенько приходить в мою пустую голову. По-моему, эта мелодия описывает все те лёгкие, детские ощущения, которые я не могу описать словами. Я засмеялась. Навстречу мне шла уборщица из нашей школы. Забавно.. Интересно, что она делает на улице в пол второго? Вообще, эта дама была одной из школьных достопримечательностей. Она очень тряслась за доверенные ей туалеты и ревностно следила за выполнением всех правил. У всех ещё свежо воспоминание того дня, когда при всех подошла к кому-то из девятого параллельного и на весь коридор заявила «Пойди смой за собой!»
-Куда путь держишь, девица? – мне стало сразу как-то не по себе.
-Туда, - махнула я рукой и засмеялась. Всё вокруг выглядело каким-то нереальным, как во сне. Тишина как будто звенела.
У остановки всё ещё стояли Лиза с Аней и ждали такси. Я тряхнула своими давно распустившимися хайрами и воззарилась на безупречную причёску. Странно..
-Лиз, можно потрогать? – я кивнула на её замок.
-Трогай, - пожала плечами та. Я постучала по ближайшей пряди.
-А не боишься, что сломается? – я вдруг ярко представила, как сгибаю такую прядь, и она с треском переламывается. Лиза кивнула и засмеялась. Тут как раз подъехало такси, и они укатили.
Приехали две машины, из одной вылез парень с шляпой и как-то чересчур яростно уронил её на дорогу. Машины рванули вперёд. Забавно..
В Бригантине уже почти все разошлись, а кто остался – разбирали шарики. Мне тоже дали связку из шести шариков. Мы втроём (Настя, Вампир и я) собирались гулять пока не устанем, только сначала хотели зайти к Насте, чтоб она переоделась. А то неудобно в таком длинном платье.
Мы шли по улице, когда вдруг неподалёку остановилась машина. Оттуда выскочил явно подвыпивший субъект и понёсся к нам.
-Девушки! А что у вас за праздник? – о Единый, как же они достали!
-Выпускной, - сквозь зубы сказали мы, а Вампир затараторила:
-А вы знаете, по Уголовному Кодексу..
-Ой, я вас так поздравляю! – расплылся он в улыбке, не обращая на неё внимания, - А можно вас.. – он потянулся обниматься.
-Нельзя! – крикнули мы почти хором.
-Молодой человек, держите шарик! – я вручила ему связку шариков, которую тут же подхватил ветер. Субъект с высунутым от счастья языком побежал догонять шарик, пока мы торопливо линяли.
До Настиного дома дошли без приключений. Кстати, я тогда ещё заметила, что воздух был как будто чище ночью. Так здорово.. А может, это из-за отсутствия очков..
Мы подошли к железной двери домофона и Настя постучала в дверь, заявив «Мама, открывай». Мы подождали немножко, а вдруг и вправду откроет, и всё-таки позвонили как положено. В подъезде сначала споткнулась я, а когда Вампир начала ржать, споткнулась Настя. Мы забрали у неё пакет, но это не помешало ей упасть ещё раз. У неё мы выпили по стакану сока, погладили собаку, которая упорно на меня рычит, хотя гладить разрешает.
Мы прошлись по площади, по Морской, по Сизова.. Вампира заели комары, пришлось идти домой. Хотя странно – у неё же высокотоксичная кровь..
В общем, в пол четвёртого я была дома. Полчаса мне понадобилось, чтобы стянуть с себя всё на меня надетое, смыть штукатурку и вспомнить, где кровать.
-Глашка, подвинься, - та недовольно заворчала. Это точно моя кровать?- подумалось мне.
-И это всё? – раздался голос Стива. – В свой выпускной ты согласна в четыре уже лечь спать?
-Завтра догуляем, - отмазалась я и закрыла глаза.

-Ну как, ты проснулась?
-Почти, - конечно, разве можно спать в двенадцать часов дня после выматывающей ночи?
-Ну тогда собирайся. Приходи как сможешь, а если не сможешь, то в час.
Железная логика, подумала я, нашаривая очки. А зачем я им нужна? Ксо.. мы же к Степашке собирались! Покой нам только снится..

19:07 

мы сами создаём свои рамки
Ксо,целый день сегодня хожу и соображаю,куда приткнуться.Ходила на эту дурацкую репетицию для медалистов-как и думала,потеряла кучу времени,и всё зря.Было немного странно опять видеть одноклассников.Такое ощущение,как будто я уже забыла о их существовании,и вдруг они опять появляются.Как будто непривычно было видеть Вампира,даже не хотелось подходить и здороваться-вдруг показалось,что это всё так далеко и так неважно..Я теперь плыву по течению.Я жду.Жду сертификат.Странное чувство,что это не сертификат о результатах егэ,а справка о начале своей жизни,а не положенной.Я уже на шаг ближе к своей цели,и это радует.
Хочется рисовать.Я плохо рисую,но периодически очень хочется.

01:03 

мы сами создаём свои рамки
Странно..Дочитала до 120-ой страницы,и пока что всего две смерти..Стив,маловато!
Опять накатила тоска.На городском празднике было просветление-две песни Макаревича,и всё.Опять вернулось раздражение,чувство безысходности.Перспектива учиться в гуапе уже не кажется мне такой радужной-на термоядерную энергетику в этом году,оказывается,не набирают.Конечно,там есть ещё привлекательные специальности,но радость уже куда-то испарилась.
Хочу писать.Писать много,всё,безудержно и безгранично.Леди Интегра и Целес вдруг заинтересовались моей писаниной-что ж,мне не жалко.Только пришлось вырезать кусок из отчёта-всё-таки не стоит им знать некоторых вещей.
Всё распадается.Распадается сначала пополам,потом половинки раскалываются на более мелкие части,а те начинают ломаться и крошиться яростно и стремительно.
Ненавижу.Ненавижу их.
И ещё ненавижу одного,который меня никак не отпускает.Стив,что мне делать?Я не могу его забыть..Знаешь,ведь если бы я была нужна ему,он бы знал,что делать.А я решила-не подсказывать.
Я всё-таки не приспособлена к людям.Даже к тем,кто,казалось,из того же теста.
Ненавижу.

23:46 

мы сами создаём свои рамки
Скоро едем в Питер.Получаю сертификат и валим.Делаем все дела у нотариуса и сматываемся.Причём тихонечко.Не хочу ни с кем прощаться-еду-то всего на недельку.Как будет здорово отдохнуть от целого города до тошноты знакомых рож.Если всё пойдёт по плану,мы уедем в понедельник вечером.Если нет-во вторник.Я люблю Питер.Наверно,по-настоящему я могу любить только места.
Потому что мне кажется,что даже в том испепеляющем,жгучем,безудержном,есть что-то "недо".Как будто я делаю что-то не так,как обычно делается.Сомневаюсь,что дело только в воспитании.
Но мне легко сдерживаться.Мне легко не показывать людям,кто я есть на самом деле.Мне легко закрыть рот и всем своим видом показать,что мне всё равно.Легко.Потому что я не сдамся.Я никогда не сдамся.Потому что им нельзя верить.Верить нельзя и самой себе.
А ещё я дочитала книгу.Спасибо.Мне понравилось.
В Питер беру тетрадь.Чтобы не одна мысль,ни одно ощущение не осталось за бортом.Ты заслуживаешь это,город.

11:53 

"день записывания случайных мыслей".Мне тоже так показалось

мы сами создаём свои рамки
Свет как-то слишком резко и внезапно ударил в окно.Казалось,даже стекло задрожало.Вот чёрт,опять забыла закрыть шторы.Но разве от этого проснулась?нет..По телу прошла волна дрожи,смешанной с яростью.Опять!Дурацкие сны.
-Что,опять не положенный сон? - Стив закурил.Я хмуро воззарилась на него.
-Не знаю,что с этим делать.
-Ничего, - он пожал плечами, - Ты не властна над своими тайными желаниями во сне.Когда-то была,не спорю,но сейчас ты полностью потеряла этот контроль.
-Стив,сколько же это будет продолжаться? - я подобрала ноги под себя и ухватилась за лежащую рядом книжку как за соломинку, - Понимаешь,мне снилось,как я..засыпала у него на коленях.
Стив хмыкнул и выпустил струйку дыма.
-Понимаешь,положила голову ему на колени и засыпала,чувствуя себя при этом легко,тепло и защищённо.
Стив не ответил.Смирись,говорил его взгляд.Смирись с этим,как ты смирилась со своим рождением.Смирись с тем,что он так и будет преследовать тебя в снах,независимо от реальности.Смирись ещё и с тем,что в реальности никогда не исполнятся твои тайные желания.
-А может,всё гораздо проще? - внезапно глаза Стива сузились и как-то странно блеснули,- Может,ты ненастоящая?Может,я написал тебя,и в моей книге наделил этим странным,противоречивым чувством,которое причиняет тебе так много неудобств?
-Стив,ты чего это? - я поёжилась, - Мы это уже обсуждали.Я реальна.И твои действия подчиняются мне,что бы ты тут не рассказывал.
-Уверена? - улыбнулся он и вдруг сказал голосом почему-то БГ, - Я придумал тебя,придумал тебя!От нечего делать во время дождя.
-Стив,перестань!-почти взвизгнула я, - Ты же знаешь,это больная тема!И я тебе всё равно не поверю!
-У тебя нет никого,кроме того,кто придумал тебя, - продолжал он, - Хочешь,докажу?Смотри, - он откуда-то достал листок и ручку и принялся писать, - "Небо за окном потемнело,стало почти фиолетовым,и пошёл град."
Я выглянула в окно.Мелкие градины забарабанили по стеклам,добавляя пафоса фиолетовому небу.
-"Сердце Ведьмы как будто остановилось,прислушиваясь к шуму снаружи,и страх осторожно продвинулся чуть выше грудной клетки."Нет!Не надо.." -прошептала она,отшатываясь от окна" - Стив так увлекся,что казалось,не замечал,что ручка треснула. Сердце,бешено колотящее каких-то пол минуты назад,замерло.Я услышала чей-то шёпот:"Нет!Не надо.."Стив упивался моим ужасом,пил его,как изголодавшийся вампир."Всё дальше и дальше погружаясь в пучину безумия,она протянула руку своему создателю,всё ещё не веря происходящему.."
-Стив!Сукин сын!-крикнула я,не справившись с рукой,которая тянулась с явным намерением задушить подонка..
Свет как-то слишком резко и внезапно ударил в окно.Казалось,даже стекло задрожало.Вот чёрт,опять забыла закрыть шторы.На столе сидел Стив и ржал.
-Сволочь, - процедила я сквозь зубы, -Как тебе это удалось?
-Во сне вся власть принадлежит твоему подсознанию.После первого сна ты была расстроена,и я решил тебя развлечь.
-Хорошо постарался,тварь.
-Ну что ты..Разве тебе сейчас не в кайф ощущать свою реальность? - он тонко,почти незаметно улыбнулся.
Чёртовы сны,подумала я.

22:49 

мы сами создаём свои рамки
Наконец-то погода хоть немного стала похожа на северно-июньскую.Во всяком случае,нам вернули дождик,хотя всё ещё слишком тепло.
У Вампира опять обострение.Я и забыла про неё совсем,чего никак нельзя делать в полнолуние.Вот опять-она утверждает,что "не ощущает себя нашей подругой",что ей надоело чувство собственной навязчивости,что пока она что-нибудь не сообразит,нам ничего не надо..Не,конечно,в чём-то она права.Я тоже больше ощущаю себя её донором,чем подругой.И от её навязчивости устала,кажется,не только она.Наивная.Ну и действительно,мне бы не пришло в голову переться к Степашке.Хотя бы потому что мне всё надоело.Хотя бы потому,что мне немного жалко Степашку.
Вампир говорит,что пока она не позвонит,мы и не рыпнемся.Что ж,признаю:я довольно долгое время после выпускного ей не звонила.Потому что я хочу отдохнуть.Потому что я не железная,не никелевая и даже не алюминиевая.Я хочу отдохнуть.От неё,от Насти,от знакомых.Поверить хотя на несколько дней,что всего этого не было.Представить,что есть только одна квартира,наполненная книгами,нотами и кофе.Хочу забыть ненадолго всё,что было,чтобы подкопить силы.
Я опускаю руки.Я больше не буду пытаться как-то наладить с ней отношения.Я хочу как следует отдохнуть,и теперь никто мне не помешает.
Завтра уезжаю.На неделю,но слава Единому.

15:35 

Питерские каникулы.Часть первая.

мы сами создаём свои рамки
Наконец-то. Наконец-то едем в Питер!
Ну, вообще-то мы были готовы рвануть из города сразу после вручения аттестатов. Проблема была в сертификатах ЕГЭ – их вручали гораздо позже, и мы с матерью ждали звонка с минуты на минуту, когда как папа стоял на стрёме, чтобы вовремя взять билеты.
В общем, сидим мы как-то с мамой на лоджии, пьём кофе и любуемся видом из окна. Мне нравились эти кавопития – последние несколько дней шёл приятный тихий дождик, а в этот день мы рассчитывали на более зрелищное событие – до Североморска наконец-то докатилась скандинавская гроза.
Мы потягивали каву и ждали. Закапали первые косые струйки. Мама вдохновлено всмотрелась в закапанное стекло и начала прочувственно:
-В небе слегка громыхнуло, и первые капли дождя бойко забарабанили по стёклам..
-Жители города безмятежно пили кофе с молоком на своих безопасно застеклённых лоджиях, - подхватила я,-И не подозревали, что двадцать седьмое июня 2010 года будет их последним днём.
Мама поёжилась, бросила укоризненный взгляд на лежащую на подоконнике книгу Стивена Кинга и спросила:
-Что там с сертификатами? Звони давай.
Я вздохнула, сходила за телефоном и начала набирать номер.
-Кому звонишь?
-Римме.
-Ты что, с ума сошла? – под мамино возмущение я отключилась и набрала Настю. Мы все быстро привыкли к возможности позвонить директору и даже спросить домашнее задание – маме это всё ещё казалось дико.
Настя сказала – никаких вестей, спросит у Вампира. Вот и славно. Я бы давно сама позвонила Вампиру, но не хотелось. Я хотела отдохнуть от них от всех, поверить на пару дней, что ничего этого не было, что нет ни Вампира, ни Насти – что есть только лоджия, кофе и много книг. Телефон напомнил о своём присутствии.
-Да?
-Есть, есть результаты! – выкрикнула трубка, - Их завтра выдавать будут.
Я подскочила, мама тоже. Ну наконец-то!
Последующую часть дня я мыла полы и бегала по «предотъездным» магазинам, попутно переговариваясь с Насте, которая как раз болтала с Вампиром по скайпу. Вампир истерил. Ксо, я же совсем забыла про неё! В полнолуние у неё обострение. Ну вот, началось: «Я вам нужна только для информации», «я не ощущаю себя вашей подругой», «пока я что-нибудь не придумаю, вы и не рыпнетесь».. Во мне начало подниматься раздражение. Ну конечно, я же не вижу её каждый день, не глажу по головке при встрече и не называю «любимая моя», как Зеллоса. Я задумалась. Были моменты, когда хотелось подойти и потереться головой о её плечо, но что-то останавливало. Надо бы её объяснить как-нибудь, что я просто опасаюсь быть навязчивой. Наверно.. А вообще, это появилось сравнительно недавно – когда я слишком явно демонстрирую свою привязанность, мне начинает казаться, что я скоро надоем – ведь так бывало не раз.
Я тряхнула хайром и отогнала лишние мысли. Да плевать я вообще хотела! И сказала я о своём отъезде в последнюю очередь – чтоб она не вздумала заглянуть попрощаться. Она меня вымотала,я хочу отдохнуть.
Накануне отъезда мы с мамой много ругались. По поводу и без повода, собачились и орали друг на друга, собирая вещи. В итоге мама набрала вещей на месяц, хотя ехали на пять дней.
На следующее утро я встала пораньше, выгуляла собаку. Папа занял очередь у нотариуса – теперь всё упиралось в сертификат и .. в принтер. Он решил, что плановая поломка должна произойти именно тогда, когда мне нужно безумное количество цветных копий. А, разберёмся! – махнула я рукой, подхватила торбу, надела первое попавшееся на босу ногу и рванула в школу.
Возле гардероба сидела человек пять наших, по первому этажу слонялись десятиклассники и шастала малышня. Мимо проковылял Дима Помаз, этот «вечно гогочущий шланг», как называла его математичка, и поздоровался. Странно, раньше я такого за ним не замечала. Прошло минут десять-пятнадцать, и моё и без того потрёпанное терпение начало потихонечку закипать. Нормальным людям выдали сертификаты ещё вчера, но наши ведь не желают по воскресеньям работать.
Спокойно, сказала я себе, а то всё испортишь. Появилась Ксюха. Ксюха – это моя соседка снизу, которой мать писала курсовую, по совместительству организаторша в школе. Подпрыгивая от нетерпения, я подошла к ней.
-Ксения Семёновна, а кто сертификаты выдаёт?
Ксюха кивнула на стоящую рядом завхозиху.
-Пойдём, - сказала мне завхозиха, и мы пошли в канцелярию. Прошли мимо физ-мата, и я вдруг поняла, что они будут ещё долго ждать – им никто не скажет, что можно подойти и уже забрать эти бумажки.
-Народ, пойдём! – крикнула я в толпу и зашла в кабинет. Там мне дали книжку для росписи. Расписываясь, я быстро ощупывала боковым зрением страницу и вдруг заметила несколько росписей. Подождите, я ведь первая? Посмотрела на даты – 26.06, и до меня вдруг дошло: Панченко, классучка 11 А, позвонила и сообщила информацию своим, и то не всем. Вот тварь! Я чуть не взвыла от злости, схватила сертификат и вылетела из кабинета. Где-то слева стояла Вампир – не вижу её, решила я, и бегу мимо – я вполне могла не сдержаться и ляпнуть что-нибудь лишнее. О, ещё лучше – навстречу мне шла сама Панченко собственной скотинистой персоной. Каким-то непостижимым образом, мне удалось скосить взгляд в противоположную сторону, чтобы выглядело так, будто я её не заметила. Как-нибудь потом скажу ей, что думаю. Как-нибудь потом..
На улице нещадно лило, что заставило меня задуматься – а не промокнут ли документы в тряпичной торбе?
-*ля, дождь! – заявила я наконец-то возмущённо. Женька, стоявший на крыльце, обнаружил своё присутствие звякнувшей челюстью, но тут же вежливо её подобрал. Я виновато улыбнулась.
-Кстати, я сегодня уезжаю, - сообщила я ему, выбегая на асфальт.
-Чо, уже? – Женька выглядел немного ошарашенным и даже чуточку расстроенным, и я поспешила его утешить:
-Всего на недельку.
-Ну так это не считается, - расслабился Женька. Я махнула рукой и побежала к Насте ксерокопить сертификат.
Настя встретила меня в халате, а собака в относительно приветливом настроении. Посмотрев на неё, я сразу поняла, что если не буду трогать камин, то всё будет в порядке. Наксерили, я вручила Насте шоколадку, и она решила тоже сходить в школу.
-Как там на улице?
-Мне нормально, тебе будет холодно.
Настя глянула на мою обувь и тоже решила надеть балетки. Вышли на улицу.
-Блин! Предупреждать надо!
Я виновато пожала плечами. Как-то не пришло в голову, что в мокрых балетках может быть неудобно. Попрощались, пожелали друг другу удачи, я побежала домой.
А там всё как полагается перед отъездом – беготня, паника, безмерная усталость. У нотариуса повезло – женщина, за которой папа занимал очередь, пропустила человека вперёд, чтобы дождаться нас, и мы прошли почти сразу. На поезд за час сняли бронь, и нам достались два хороших места. Мы трое, наверно, раз десять за день повторили: «Как нам сегодня прёт!»
В поезде попутчик оказался ну очень разговорчивым. Он был из тех, кто не теряет вкуса к жизни до самой смерти, с ним было интересно. Обсуждали красоту северной природы, настоящие «белые ночи» - в Питере они всё-таки не подлинные. Попутчик ехал домой, в Самару, и вёз жене «чудную северную рыбку», старательно записав название рыбы на коробке с чаем.
-Ой, а что у вас там в Самаре интересного производят? – начала мамо новую тему.
-Самаритян, - фыркнула я и полезла на верхнюю полку. Поезд покачивался, как на волнах, и как будто убаюкивал.
Баю-бай, баю-бай,
Спи, малютка, засыпай.
Будет ночь, и будет день.
Будет свет, и будет тень.
Будет всё, как ты решишь.
Спи, детёныш, спи, малыш.

12:04 

Питерские каникулы.Часть вторая.

мы сами создаём свои рамки
Питер встретил довольно приветливо – прохладным, ласковым ветерком и намёком на закат. Ну здравствуй, родной, здравствуй, любимый. Я вдохнула в себя этот чудный, такой знакомый воздух и подумала: «Дома?»
«Дома!» - отозвался город, дыша вместе со мной. Он ждал меня.
У меня действительно такое ощущение, что у меня два дома. Один – здесь, на Крайнем Севере, другой – Питер. Свой город, безнадёжно свой.
Мы решили не садиться на метро, а пройтись пешком – благо сумок было немного, а на улице не жарко. Периодически останавливаясь, выдвинулись. Возле «ОКЕЯ» задумались, и я предложила:
-Пройдём насквозь, быстрее будет?
Мама согласно кивнула, мы зашли в магазин, тут же сгрузили сумки в тележку для продуктов – весьма удобно, учитывая, что тележку можно везти до самого конца стоянки. Я хмыкнула.
-А что, обыкновенные еврейские женщины, - заявила мамо, бодро стуча тапочками по асфальту.
Впереди один парень вез другого на тележке. Да что там вёз – они неслись, как тыкдымские кони.
-Ща навернётся, - решила мама, прищурив правый глаз. Тележка обо что-то споткнулась, и парень покатился по асфальту вместе с продуктами, вопя своему другу «Ты долб**б!» Что ж, каждому своё, решила я, пусть развлекаются.
Мы остановились у моей тёти, которая в данный момент была в лагере вместе с детьми, а её муж – на работе. Поэтому встретил нас только кот. Кот был рыжий, симпатичный и ужасно тощий. Наверно, ещё более тощий, чем киса Тишки. Повспоминав минут пять, как его зовут, мы решили, что звать его будут Васька, на что он с готовностью отозвался звучным «мявк!» Сразу видно, кот редкокормленный, и потому рад любому живому существу, у которого потенциально имеется еда. Мы поужинали остатками бутербродов с поезда, дали кусок сыра коту и повалились спать.
Утром поднялись пораньше и побежали. Побежали по распланированному с вечера маршруту с намерением бегать до тех пор, пока приёмные комиссии не закончат работу – а это было до семи. Пока от метро ползли до гуапа (государственный университет аэрокосмического приборостроения), я десять раз пожалела о бандане, которая лежала одиноко в рюкзаке и наверняка беспокоилась, как я там под палящим питерским солнцем.
-Нормально я выгляжу? – вдруг встрепенулась мама.
-Замечательно, - улыбнулась я, глядя на её красный льняной костюм, - Прямо Алик на выходе.
-А кто такой Алик? – заинтересовалась мама.
-Вампир такой, - объяснила я, - Ходит в красном и всем улыбается.
-Как мило, - хихикнула мамо, - Просто замечательно.
Доползли до приёмки, упали на стульчики, и я немедленно принялась строчить заявление. Передо мной сидел парень, с которым пришли оба родителя и старшая сестра – все помогали ему, давали советы, рассказывали, как «будет лучше для твоего будущего, деточка». Я нервно хихикнула, чуть не подавилась кусочком гематогена, который мы с мамой таскали за собой пачками ввиду его обалденно тонизирующего действия в моменты усталости, и рванула к девочке у стола приёмки. Да-да, именно к девочке. На вид ей можно было дать максимум девятнадцать лет. Ей я показала пришедшую недавно справку и спросила, куда её совать. Девочка заявила, что с такой справкой я прихожу первая, и что она спросит у кого-то. А пока она занялась составлением дела, и минут через десять сообщила, что насчёт справки можно не париться – я пройду и без неё. Что ж, подумала я, уже что-то. Мы с мамой успокоились и пошли дальше. А вообще.. не знаю, мне гуап показался каким-то.. безликим, что ли. Не зацепил. Одно слово – запасной вариант.
Пешком мы добрались до горного института им. Плеханова, прозванного в народе Плюшкой. Солнце ещё более ужесточилось, и мы с мамой при каждом удобном случае прятались в тенёк. Доползли до Плюшки, зашли в парадный вход. Оттуда дунуло таким мощным и тщательно продуманным пафосом, что мне захотелось накакать им на стол.
Бумажек было столько, что я отдала маме половину – пусть развлечётся, позаполняет. До сих пор не знаю, что она там понаписывала, и, если честно, даже страшновато будет узнать, так что я решила оставаться в счастливом неведении. У окошка приёмки столкнулась с девицей, которой было невыразимо скучно. Мы поболтали о том о сём, я попутно боковым зрением подметила её баллы и успокоилась. Девица огляделась по сторонам и громко заявила своей матери, которая стояла тут же и, вероятно, следила, чтобы её дочь не ляпнула какую-нибудь глупость:
-По крайней мере, один плюс у горного есть: здесь полно негров!
О, ещё одна фанатка цветных человечков, подумала я и поморщилась – меня крайне раздражала их дурацкая форма, надетая почти на каждый движущийся объект этого мира. Пфе..
После горного мы потекли в оптико-механический, или ИТМО. Нашли здание – розового цвета, правда, но не сильно раздражающего. Вид у здания был такой ободранно-виноватый, что от умиления у меня даже перестала болеть голова. Потом обнаружилась проблема. Ни одна из обшарпанных, по-домашнему облезлых дверей не была открыта. Мы обошли всё здание вплоть до бетонной стены, вплотную к нему прилегающей, и повернули обратно. Навстречу нам, беспокойно озираясь, шёл паренёк в аккуратной рубашке в мелкую клеточку, в ровных, почти незаметных очках и когда-то – может, пару часов назад – тщательно причёсанный. Классический программист, подумала я и подошла к нему:
-Молодой человек, вы не подскажете, где здесь вход?
Он как-то опасливо, почти виновато улыбнулся и посмотрел на неприступное здание:
-Сам ищу.
-Пойдём с нами! – жизнерадостно заявила мама. – Вместе поищем.
Мальчик благодарно заморгал и тихонечко пошёл за нами, аккуратно, как кошка, ступая.
Мы решили зайти с другой стороны. Там нас встретили два небритых субъекта нерусской наружности.
-А где здесь вход в Оптико-механический? – обратились мы к ним, не особо надеясь на информацию. Ну да:
-Здесь рынок. А университет там, - он махнул рукой, - за стеной с колючей проволокой.
Мы вздохнули и пошли дальше. На рынке мама решила обратиться к парню, торговавшему дисками – и попала в точку, он нам всё подробно объяснил.
В общем, пока мы добрались до итмо, то решили, что они, наверно, должны брать каждого, кто дойдёт. На практике получилось почти что так – как только мы зашли, к нам подскочил какой-то бойкий персонаж и без вступления напал:
-Абитуриенты? Замечательно! Проходите, мы всем рады! Вы чем интересуетесь?
-Ядерная энергетика.. – промямлила я, немного сбитая с толку таким тщательным приёмом.
-Так это к нам! – подскочил парень лет двадцати, - Пойдёмте!
Он повёл нас к столу, усадил и стал увлекательно рассказывать о том, чем они на кафедре теплофизики занимаются. Потом, заручившись моим согласием, написал на листочек номер специальности и повёл в компьютерный класс, заполнять анкету.
Я долго и упорно её заполняла, когда меня отвлёк чей-то тихий ржач, тщательно подавляемый. Я прислушалась.
-Яой? Где яой?
-Тшш, не шуми. Аккуратно подойди и посмотри на адрес..
Я почувствовала, как начинаю краснеть. Ну конечно же, кто-то заметил мой странный электронный адрес. Странным он казался для многих – но у знающих людей он вызывал самые разные эмоции. А значилось там “zayaoi”. Надо же, даже здесь есть единомышленники. Я хмыкнула и не заметила, как сзади подошла мама. Она немного понаблюдала за процессом и, очевидно опасаясь, что что-нибудь будет упущено, сообщила стоящему рядом парню, который следил за правильным заполнением анкет:
-А у нас медалька серебряная имеется!
Парень вежливо улыбнулся.
-Замечательно. Положите её на полочку и любуйтесь иногда.
Мама растерялась.
-А ещё у нас дипломчик красненький..
-Любите красный цвет? – парень улыбнулся ещё шире, - По вам заметно.
Не дав маме отпарировать это явное хамство, я подхватила её под руки и увела сдавать документы.
Почти что мальчик за окошком (во всей приёмке ни одной девушки не встретила!) принял мои документы и, глянув краем глаза на мою анкетку, заявил:
-Хорошие баллы. Поступишь куда надо.
Я осторожно улыбнулась. Итмо мне в любом случае нравился. Обстановка была расслабляющая, располагающая, почти домашняя. Мы почти с жалостью покинули здание и направились в политех.

19:48 

Питерские каникулы.Часть третья.

мы сами создаём свои рамки
Политехнический университет оказался самым находимым – он находился прямо рядом с метро, и для верности к забору была пришпилена табличка «Санкт-Петербургский государственный политехнический университет». Мы, подцепив по пути ещё одну абитурентку, направились к главному зданию, где подошли к двум мальчишкам за столом с намерением спросить, где находится приёмная комиссия. Мальчики выразительно посмотрели на свой стол, к которому была приклеена скотчем бумажка. На бумажке был нацарапан примерный план университета и была нарисована жирная точка с подписью «вы здесь». В соседнем доме был нарисован мощный красный крест с надписью «ПРИЁМНАЯ КОМИССИЯ». Мы поржали и пошли к приёмке.
-Вах! – заявила я и растаяла. Перед зданием стоял маленький фонтанчик. Мы решили, что сфотографируемся позже, и пошли писать заявление.
Организация приёмной комиссия была замечательная – вплоть до образцов заполнения заявления на партах. Я всё заполнила и пошла к аудитории энергомашиностроительного факультета. Заняла очередь, расположилась на скамейке и осмотрелась. Со всех сторон меня тщательно осматривали. Ну конечно, подумала я, в очереди ни одной девочки. Грр.. я посмотрела на рядом сидящего рыжего патлатого и сильно растрёпанного субъекта и попыталась придать взгляду уверенность и наглость. Парень стушевался и сделал вид, что это не он только что беззастенчиво разглядывал меня, вероятно размышляя «Женщинам здесь не место». Я фыркнула и отвернулась. Самодовольные самцы.. Очередь моя скоро подошла – народу было немного, так как питерцам сертификаты ещё не выдали. Седовласый мужчина – классический педагог по внешнему виду, внимательно посмотрел на моё заявление и удивлённо посмотрел на меня. Кафедра «Ядерные реакторы и энергетические установки». Ну вот, сейчас будет выпытывать. И правда:
-Почему ядерная физика? К чему?
Я задумалась – как бы ответить, чтоб меня не сочли за сумасшедшую? Наконец вывернулась:
-Эта область мне показалась наиболее интересной..
В точку. Его глаза весело блеснули из-под очков.
-Поедешь подлодки атомные строить?
Я подняла на него глаза и чуть было не крикнула «конечно поеду!», как вдруг в аудиторию впорхнула мама.
-Ничего, что я с вами посижу?
-Вы мама? – улыбнулся преподаватель.
-Я впервые вижу эту женщину! – заявила я, для верности отдвигаясь на другой конец скамейки.
-Нахалка, - фыркнула мама и повернулась к принимающему, - Знаете, я тоже не могу понять её выбора!
Преподаватель оживился и стал активно развивать эту тему. По истечении пяти минут он убедил маму, что это – единственно правильный выбор. Ну вот и замечательно, подумала я, больше она не будет допытываться.
Преподаватель заполнил несколько бумажек, засунул всё это в папку, глянул краем глаза на копию сертификата.
- Баллы хорошие, шансы есть, - заявил он обнадёживающе, и мы ушли.
На лестнице остановились сфоткаться. Красота.. Весь университет создавал ощущение домашности, как и итмо, но одновременно он был как будто серьёзней. Мне было там тепло и спокойно, как в библиотеке. Я улыбнулась и решила: если поступлю сюда, то пройду Питер поперёк от окраины до окраины.
Возле фонтанчика мамо заметила скульптуру – студент, читающий книгу – и, разумеется, захотела с ней сфоткаться.
-Давай, садись рядом, - велела она мне, - И смотри на него влюблёнными глазами.
Я попыталась. Мамо нахмурилась.
-Нет, смотри на него влюблёнными глазами. Ты смотришь на него жалостливо, как смотрела на Рыжего, когда он смотрел на тебя влюблено.
Грр.. подумала я и попыталась вспомнить, как я смотрела на Касагыча, когда хотела повеселить Зеллоса. Маме понравилось, и мы пошли дальше.

Тётин муж, Шурик, вернулся немного позже нас – около одиннадцати. Я осторожно к нему прикоснулась, имитируя родственные объятия – всё-таки не виделись два года. Мама пошла готовить ужин, я стала накрывать на стол.
-Что пить будешь – шампанское или вино? – крикнул Саша из соседней комнаты.
-Дядь Саш, я не пью – я же несовершеннолетняя! – я попыталась придать своему голосу уверенность.
-Ой да ладно! – махнул он рукой, - Маме будешь рассказывать! Так что?
-Вообще мне без разницы, а официально можно только шампанское, - стушевалась я.
-Другое дело! – обрадовался Сашка и принёс бутылку.
За ужином Сашка рассказывал про свою кандидатскую. Тема – «Живучесть подводных лодок». Мы с мамой внимательно слушали, а Сашка истекал удовольствием, как сваха мёдом. На фоне что-то играло попсово-кричащее, и вдруг запел Кинчев. Я довольно улыбнулась, дослушала песню и спросила:
-А шо у вас ещё из музыки есть?
-У меня есть всё, - важно заявил Сашка. – Тридцать гигов музыки.
-А можно посмотреть? – оживилась я.
-На работе, - отмахнулся он. А это, - кивнул он на комп, - Из мэйла играет.
Я взялась за мышку, врубила вишмастэра и уселась обратно.
-На тяжеляк потянуло? – одобрительно залыбился Сашка и перелил половину своего бокала в мой уже пустой.
На следующий день мы с мамой балдели от ощущения того, что все дела сделаны, и мы можем гулять везде, где нам вздумается. А вечером зазвонил мобильник:
-Аааа! Я до тебя наконец-то дозвонилась!!
-Любимая? Наконец-то! – возопила я, отодвигая трубку, чтоб не оглохнуть, - Между прочим, это свинство – мы уже чуть ли не решили, что ты утопилась в канале! Почему не пишешь??
Зеллос стала оправдываться, объясняя, что роуминг бешеный, что смс-ки глючат.. В общем, мы быстренько договорились встретиться на следующий день у метро. Ну вот и замечательно, решила я. Документы разнесли, Зеллоса нашли – всё на своём месте. С тем и уснула.
С Зеллосом мы встретились громко и радостно – как всегда привлекая к себе внимание прохожих. В Питере люди более привычны к таким сценам – там полно ненормальных. Мы прошлись по Невской, сходили в Исакиевский собор, с колоннады которого видно было всё как на ладони. Легко и свободно было там, на высоте. Люблю тебя, Питер. Буду любить тебя всегда, что бы ни случилось, больше всех, крепче вечности. Я буду замужем за Зеллосом и влюблена в город, - засмеялась я.
Мы были уже возле дворца Меньшикова, когда пришла смс «Я в Питере». Холодок пробежал по коже, и я написала «Кто?» Через десяток смс-ок выяснилось, что Вампир в Питере, стоит в очереди к приёмке на таможню, хочет встретиться. Мы договорились столкнуться у дворца Меньшикова – пока они доехали, мы пошастали по музею.
А вообще Зеллос зря волновалась, в панике грызя ногти. Вампир не была похожа на Вампира. И Зеллос не была похожа на Зеллоса. Как будто все мы скинули с себя какое-то бремя. Как будто нас теперь связывало только желание быть связанными друг с другом. Я оглянулась на беззаботную Зеллоса и на Вампира, что-то ей доказывающую. Что бы я там себе не думала, как бы не радовалась – мы всё равно будем кучковаться. Все в Питере, все с общими воспоминаниями. И не скоро мне удастся остаться одной. Потому что я люблю Питер. И в нём я открыта для всех. Наверно.

Тётя с детьми приехали из лагеря. Не виделись пол года – они даже не успели сильно измениться. Ну да ладно, им и не надо сейчас. Вечером мы с ней и с мамой собрались на кухне, тётя принесла бутылочку чего-то. Я прищурилась – кофейный ликёр. Два ня в одном флаконе. Тётя стала аккуратно разливать, и мамо забеспокоилась:
-Ей немножко! Только лизнуть.
-Да ладно тебе! – махнула рукой тётя, - Пусть улижется.
Мы поржали, и тут пришёл Александр Великолепный. Это мы так прозвали Сашку – за его громадное самомнение. Ему это, кажется, льстило – впрочем, как почти всё, обращённое на его персону. Вообще я заметила – он безумно похож на Салтановского. На того Салтановского, у которого одни из последних слов, обращённых ко мне, были «Молчи, женщина! Коран не соблюдаешь?» Хотела бы я, чтобы это были его совсем последние слова, но в библиотеке было слишком много свидетелей.
Александр Великолепный – наверно, самый яркий представитель вида. Просто удивительно, как некоторые находятся в таком беззаботном заблуждении о собственной неотразимости и исключительном интеллекте. Я прислушалась. Они спорили.
-Вы меня не понимаете! – заявил Александр Великолепный. – Да вы вообще по определению не можете меня понять!
-Конечно-конечно, зайчик! – тётя поцеловала блестящую пухлую щёку. Меня передёрнуло. Куда всё делось? Неужели он тоже поработил её, как делают большинство мужчин со своими жёнами? Что он сделал с её индивидуальностью, с её мнением? Куда делась моя самоотверженная тётя, которая в нежном детстве храбро вытирала сопли об юбку своей старшей сестры, когда та была в зените характера?
Сашка ушёл. Тётя с мамой стали в свою очередь придумывать тосты. Мужа военного мне.. Я поперхнулась. Да никогда! Никогда я не буду связывать с себя с ними, с этими жалкими существами, убеждёнными в своём превосходстве! Из их ребра им сделали член, а не женщину! Ненавижу их!
Тётя ещё что-то говорила, что-то про то, что мне станет одиноко, что мне понадобится семья. Я задумалась. Пару раз действительно такое было – появлялось желание, чтобы рядом был кто-нибудь надёжный и тёплый. Свой.. К счастью, такое ощущение надолго никогда не задерживалось. А если оно однажды задержится? Не хочу быть такой, как они – как женщины, которые вынуждены скрывать себя, своё я, чтобы не ссориться с мужем, не разрушать психика общих детей или что-нибудь подобное. Замужем женщина ничего не может из того, о чём мечтает. Ненавижу их. Ненавижу этих самовлюблённых болванов, которые уверены, что в ядерной энергетике женщинам не место, которые не допускают мысли о женщине вне кухни. Не подчиняться им! Никогда! Чтобы дурацкий инстинкт «каждой твари по паре» не победил, надо глубже в физику, решила я, допила ликёр и отправилась спать. Ненавижу их.

Последний день был довольно скомканным. Мы помотались по Петергофу с тётей и её десятилетней дочкой, а потом к нам присоединилась Вампир со своей мамой. А потом.. Потом мы встретились с одной моей бывшей одноклассницей. Она уехала в Питер в шестом классе, а до этого мы были хорошими подругами. Я боялась этой встречи, как всегда боюсь таких встреч. А вдруг она теперь не такая, как раньше? Да конечно не такая, оборвала я себя, конечно, она другая. Мы же не виделись пять с половиной лет. И сейчас, в мягкий Питерский вечер, мне предстояло встретиться не только с Лизой. Нам обеим предстояло встретиться со своим прошлым – чтобы понять, связывает ли нас ещё что-то.
Когда я её увидела, у меня сразу отлегло от сердца: связывает. Она не та, что была, но очень похожа.
Мы прошлись до Смольного, до водонапорной башни. Закат ласкал нас мягким светом уходящего дня, то там, то здесь, поблёскивали купола. Мы и не заметили, как часть города уснула. «Жди меня», шепнула я ему. «Буду ждать», сонно отозвался он.
Два дома – это здорово. Два дома – это удобно. Они оба мне рады, оба меня ждут, оба имитируют ощущение принадлежности. Я почувствовала себя опять дома, когда за час до Мурманска нам встретилась река – одна из тех, которая живёт вместе с нами. Которая дышит в лад с мыслями, которая живёт ярко и беззаботно. Она радостно помахала мне гребешком бегущей волны – мол, сколько не уезжай, мы всегда рады. Дома..

20:38 

мы сами создаём свои рамки
Некоторые чувства и эмоции надо уметь откладывать,как мы откладываем хорошую или любимую книгу-чтобы успеть вовремя прочитать учебник,книгу из библиотеки и другие "нужные книги".Проблема в том,что книга,которую надо отложить,тянет к себе,заставляет забыть обо всём на свете и даже может вынудить отказаться от многих нужных дел.Я всё не могу разобраться.Мне нужно,по идее,отложить хотя бы ненадолго эту книгу,а то могу многое пропустить-но а если за всей этой "нужной" суетой я пропущу что-то важное?С каждыми днём я всё яснее ощущаю эфемерность своего бытия и краткость предполагаемого отпущенного времени.На то ли я трачу драгоценное время?
Сменяю обстановку.Устроилась на простенькую работу на месяц-может,надо.Наговорила лишнего Алаю.Почему так?
На ровном месте.Наутилус,выручай!

@музыка: Наутилус Помпилус "Большое сердце"

@настроение: зачитаться и забыться

02:10 

мы сами создаём свои рамки
- Если тебе не нравится, что сердце у меня справа, я могу уйти (c)

20:57 

мы сами создаём свои рамки
Спасёт ли меня всё это?Спасёт ли меня моя сумасшедшая,бурная деятельность,часто безрассудная и имеющая своим оправданием только процент содержания адреналина?
Эта пустота приходит регулярно,Стив,каждый раз сильнее и ярче,чем раньше.Смогу ли я и сейчас победить её?Сколько у меня ещё времени?Времени до свершения того,что происходило с каждой ведьмой в моём роду.
Туда ли?Стив,не молчи,ты же знаешь,я больше не люблю тишину.Она сводит меня с ума,она давит на меня.Смешно,правда?Я не люблю людей,но перестала любить тишину.Помоги мне.Нам надо забыть,что весь мир заключается в нём,так ведь?И надо вспомнить,что было нашим смыслом до последнеё дурацкой,бесполезной истерики.
Хочу прыгнуть с парашютом.Или без.Как логичнее по нашим правилам,Стив?

00:12 

мы сами создаём свои рамки
У нас почти что напротив магазина,где я подрабатываю,строят новое здание.Маленькое такое зданьице,новый магазин.Как будто их мало.Но дело не в этом.Мы с мамой недавно шли мимо.
-Вот свиньи!
-Да уж..Стой,здесь написано,кто заказчик..
-Чтоб у них тут всё рухнуло! *хором*
-Наведём порчу?
-Мам,луна убывает,мы не в силе.
-Жалко..
С тех пор мы следим за домом,наблюдаем процесс стройки,чувствуем каждый кирпичик.Заказчик-богатый хачик,который почему-то решил именно в нашем городе отмывать свои грязно добытые деньги.И все это знают.И всем обидно за свой маленький,уютный городок,который когда-то был чист и непорочен,закрытый город,большую часть населения которого составляли военные-моряки.Приличный город.А теперь..Почему же никто не остановит грязь,идущую с юга?Почему никто не скажет:"Уходи,ты чужой нам"?
Я ненавижу этот маленький дом.

19:10 

мы сами создаём свои рамки
Эта работа-наверное,худшее времяпрепровождение,которая я могла придумать.Стало ещё более скучно.Дико скучно.Мне кажется,я там тупею.Не хочется ничего-ни вязать,ни читать,даже музыку слушать надоедает.Какая ж это работа,если работать есть возможность только максимум час от всего рабочего дня?
Срочно соображаю,чем бы заняться,чем бы встряхнуться-пока ничего из того,что работало раньше,не помогает.Дурацкое лето получилось.
Даже не пишется ничего.Совсем.

21:06 

мы сами создаём свои рамки
Недавно где-то на просторах инета обнаружила заявление,что кофе пить сейчас модно.Ну вот..Кофе кавайный,а они его модой сделали,гады..Ну да ладно-я всё равно буду его пить,потому что уже не могу без него.Вот так всё и держится-музыка,книги и кофе,мои персональные три кита.
Попробовала взять Фрая на работу.Идея оказалась удачной-читается легко,ни к чему не обязывает,время пролетает быстро.Что ж,одной проблемой меньше.
Меланхолия вроде стала отпускать.Я уже не раздражаюсь по каждому поводу и вид чьей-то неосознанно неудавшейся жизни не повергает меня в панику.Наверное,лучший способ справиться с ненужными мыслями-просто не замечать их.Что ж,может,я ещё успею найти этот пресловутый "смысл"-на этом лете свет клином не сошёлся.Просто надо расслабиться и плыть по течению.Наверно.А вообще-меня ведь просто выматывает ожидание.Но скоро оно кончится,и я смогу окунуться в сладостные приготовления к новому учебному году.Наверно,слишком долго я не позволяла себе побездельничать-и поэтому схожу с ума от пустоты.Ну да ладно.Отпускает,и хорошо.Улыбаемся и пашем на будущее

Неотфильтрованный поток сознания.

главная